На первую страницу номера

На главную страницу журнала

Написать письмо

Егор АНТОНОВ

Тунгусское повстанчество

1924-25 гг.

И ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В ЯКУТИИ

Тунгусское повстанческое движение в 1924—1925 гг. охватило Охотское побережье и восточные районы ЯАССР. Основной причиной его возникновения стало отделение Охотского края от Якутии в апреле 1922 г. и его передача в состав Приморской и Камчатской областей. В результате в то время, когда в Якутии проводилась новая военно-политическая линия в условиях НЭПа, на Охотском побережье местное партийно-советское руководство и органы ОГПУ продолжали вести политику террора против населения эпохи “военного коммунизма”. Чекисты артиллерийским огнем сметали тунгусские юрты, где прятались женщины, дети, старики; пулеметным огнем топили берестяные лодки с мирными охотниками и рыбаками. Аборигенов беззастенчиво обирали, установив непомерные “налоги” буквально за все: за убитую дичь, оружие, дрова, собак, ободранную кору деревьев и т.д. Дело дошло до того, что с них стали брать старые долги, установленные белогвардейцами в 1919—1923 гг.1 Представители советской власти не знали языка тунгусов, быта, нравов. Отсутствовали национальные школы, не было ни одного аборигена в составе совучреждении, прокуратуры и даже не хватало переводчиков2.

10 мая 1924 г. восставшие под руководством М.К.Артемьева заняли населенный пункт Нелькан. Захваченные в плен советские работники А.В.Якуловский, Ф.Ф.Попов, Корякин были отпущены на волю. 6 июня мятежники численностью 60 человек под руководством тунгуса П.Карамзина и якута М.К.Артемьева после 18-тичасового боя захватили порт Аян. Во время боя были убиты начальник ОГПУ Суворов и три красноармейца, а сдавшийся гарнизон был освобожден тунгусами и отправлен в Якутию3.

В Нелькане М.К.Артемьев в июне созвал съезд аяно-нельканских, охотско-аянских и маймаканских тунгусов и якутов. На нем избрали Временное Центральное Тунгусское Национальное Управление, которое решило отделиться от Советской России и образовать самостоятельное государство. М.К.Артемьева выбрали начальником штаба вооруженных отрядов, а начальником всех отрядов — тунгуса П.Карамзина4.

14 июля 1924 г. вАяне состоялся Всетунгусский съезд Охотского побережья с прилегающими к нему районами, объявивший о независимости тунгусского народа и о неприкосновенности ее территории с морскими, лесными, горными богатствами и ресурсами. Лидеры движения разных национальностей М.К.Артемьев, П.Карамзин, С.Канин, И.Кошелев, Г.Я.Федоров и др., всего 10 чел., составили “Обращение” к мировому сообществу. В нем речь шла о том, что отсталые “во всех отношениях от мирового прогресса науки и техники” тунгусы обращаются к иностранным государствам и к Лиге наций, “как к могучим защитникам мелких национальностей в мировом масштабе” по вопросу спасения их от “общего врага мирового национализма — русского коммунизма”5. Такая постановка проблемы руководством движения свидетельствует о довольно зрелом уровне политического самосознания и общественно-политических взглядов. Точку зрения лидеров движения интересно сопоставить с мнением современного американского ученого Д.Дэвидса, который написал, что “национализм, и только национализм, является эффективным барьером на пути коммунизма”'. Мятежники создали атрибутику своего национально-территориального образования. К примеру, они приняли трехцветный флаг “Тунгусской республики”. Белый цвет флага символизировал сибирский снег, зеленый — лес, тайгу, черный — землю. Был принят также гимн “Саргылардаах сахаларбыт”7.

Таким образом, это движение не являлось уголовным, поскольку ее лидеры представляли собой политических оппозиционеров, сплотившихся вокруг конкретных общественно-политических идей. Руководство мятежников было хорошо знакомо с законодательными и философскими источниками. Об этом свидетельствуют их требования о национальном самоопределении, правах личности, правах малочисленных этносов, создании самостоятельного национально-территориального образования и т.д. Причиной недовольства восставших являлось неравенство прав больших и малых народов при создании национально-территориальной федерации. Тунгусы, оказавшись под властью уполномоченного Дальневосточного ревкома по Охотскому уезду В.А.Абрамова, на себе испытали политику террора эпохи “военного коммунизма” в разгар проведения НЭПа.

Экономика и культура

Кроме политических, повстанцами были выдвинуты требования экономического и культурного характера. Например, они предложили восстановить старинные тракты: Якутск — Охотск, Нелькан — Аян и Нелькан — Усть-Мая8. То есть они стремились к установлению прежних экономических связей с Якутией. Кроме того, был разработан комплекс мер по хозяйственному и культурному развитию зоны Охотского побережья.

Что касается культурного освоения Охотского побережья, то еще 28 февраля 1924 г. там возник филиал культурно-просветительного общества “Саха омук”. Для его создания специально приезжал первый капитан-якут А. Д.Богатырев, который ознакомил охотчан с целью и задачами общества. На организационное собрание пришло 60 человек, которые поблагодарили национальную интеллигенцию, группирующуюся вокруг “Саха омук” и якутскую организацию ВКП(б) за мирную ликвидацию повстанчества 1921—1922 гг. и за политику национально-культурного возрождения в Якутии. Участники собрания избрали правление филиала в составе: председателя Т.В.Попова, казначея А.В.Сивцева, секретаря К.Ф.Прокопьева. Кандидатами в члены правления стали С.Н.Федоров, Е.Т.Хаютанов. Председатель общества “Саха омук” А.И.Софронов 2 февраля 1925 г. отправил новому филиалу 30 поэтических сборников А.Е.Кулаковского, 10 экземпляров лирики А.И.Софронова, 20 книжек об отделении жилищ от хотонов и 20 штук календарей9. Таким путем осуществлялось культурное проникновение на Охотское побережье.

Временное Центральное Тунгусское Национальное Управление предупредило ЦИК СССР о том, что: “В случае высадки военных частей советских войск на наших берегах Охотского моря и вторжения через границы соседних нам республик Дальвостока и Якутской автономии, мы, тунгусская нация, как поголовно восставшая из-за нетерпимой политики большевиков должны будем оказать вооруженное сопротивление как доказательство нашего глубокого возмущения и будем уверенными, что за могущие быть жертвы вся ответственность за пролитую безвинную кровь перед историей и общественным мнением падет на вас как на высший орган Советской власти, допустившей насилие”10. Следовательно, участники движения вовсе не желали кровопролития и хотели решить назревший конфликт с помощью мирных переговоров. Об этом также свидетельствуют факты освобождения плененных красноармейцев и советских служащих.

Но в сентябре 1924 г. отряд Охотского ОГПУ в районе селения Улья расстрелял трех русских рыбаков, двух тунгусов и одного якута. В ответ повсюду начали организовываться вооруженные отряды самобороны. Группировка М.К.Артемьева без боя овладела расположенным в 315 км. от Якутска селом Петропавловск Усть-Майского района". Активизировались очаги повстанчества на Севере Якутской АССР: Оймяконском, Верхоянском, Абыйском (Эльгетском) и других улусах12. 31 декабря 1924 г. восставшие захватили населенный пункт Арка, а затем — Новое Устье, находящееся в 7 км. от Охотска. К Нелькану устремилась группировка повстанцев под командованием Г.Рахматуллина-Боссоойки13.

Мятежники конфисковали товары Нельканского отделения фирмы “Гудзон бей” и назначили заведующим военно-гражданским складом Ю.Галибарова14. На Новом Устье им досталось до 10 тыс. пудов продовольствия стоимостью в 100000 руб., в Оймяконе — разных товаров на сумму около 25 тыс. руб., в Абые — пушнина на 25 тыс. руб. В захваченных местностях в руках повстанцев оказались магазины и склады Якутпушнины, кооператива “Холбос”, других хозяйственных и торговых организаций. Имелись случаи грабежей мирного населения, когда отбирались лошади, запасы продовольствия, сена15.

В 1924 г. культурно-просветительное общество “Саха омук” приняло постановление, в котором говорилось, что в настоящий момент отсутствуют причины, из-за которых началось повстанчество 1921—1922 гг, провозглашена автономия и осуществляется гуманная политика по отношению к бывшим мятежникам, интеллигенции, крестьянству... Также отмечалось, что это новое движение является авантюрой и уголовным бандитизмом, ведущим к экономическому разорению. Содержался призыв к членам “Саха омук” принять участие в агитационной борьбе с повстанцами, привлечь бывших мятежников для пропагандистской работы среди населения и среди участников нового движения16. Такая оценка была связана с отсутствием объективной информации о причинах возникновения тунгусского восстания,

Какова была позиция партийно-советских органов по отношению к повстанцам?

Генеральный секретарь ЦК ВКП(б) И.В.Сталин отправил инструкцию уполномоченному ВЦИКа и ЦК К.К.Байкалову, который руководил ликвидацией тунгусского повстанчества. В ней говорилось: “ЦК считаясь со всеми вышеизложенными соображениями находит целесообразным мирную ликвидацию восстания, применяя военные силы лишь в том случае, если это будет диктоваться необходимостью...”17. Для ведения мирных переговоров была направлена из Якутска комиссия в составе П.И.Оросина, А.В.Давыдова и П.Филиппова, которая присутствовала на втором Тунгусском съезде в январе 1925 г. Эта делегация информировала собравшихся о политической жизни в Якутии и о новом советском строительстве вообще, но к их докладам съезд отнесся очень недоверчиво18. Объяснялось такое недоверие тем, что тунгусы в них не видели юридического лица, которое могло бы иметь значение и вес в политике. Поэтому население считало членов делегации малоавторитетными и вполне резонно вопрошало: “Может ли вчерашний повстанец давать кому-либо твердую амнистию?”.

Тунгусский съезд через мирную делегацию представил в ЯЦИК ЯАССР требования об: 1) отделении Охотского побережья от Дальнего Востока и присоединении к Якутии; 2) предоставлении права тунгусам самим разрешать политические, экономические и культурные вопросы; 3) устранении от власти коммунистов, проводивших политику террора. Во время переговоров военные действия были временно прекращены19, но под давлением Сибирского ревкома алдано-нельканский конный отряд И.Я.Строда внезапно захватил Петропавловск, нарушив тем самым перемирие20.

31 марта 1925 г. группа М.К.Артемьева заняла местность Сулгачи; 8 апреля отряд Г.Рахматуллина-Боссоойки вошел в с. Абагу. Конница И.Я.Строда в 20 км от Петропавловска окружила и вынудила сдаться группу С.Канина21. Из 13 окруженных мятежников двое погибли, трое бежали к Артемьеву и 8 человек, в их числе сам Канин, сложили оружие22.

Начальник штаба М.К.Артемьев с 60 повстанцами находился в местности Мырыла (160 км от Амги). Туда поехала делегация ЯЦИКа во главе с Р.Ф.Кулаковским, которая подписала договор о перемирии. 30 апреля ЯЦИК командировал официальную делегацию в составе Е.И.Слепцова, Ф.Г.Сивцева и Н.Боддушева. Из них наиболее яркой и интересной личностью являлся уполномоченный Якутторга по Охотскому побережью Ф.Г.Сивцев.

Федор Гаврилович Сивцев смело говорил о том, что раньше Охотское побережье играло огромную экономическую роль для Якутии и его потеря нанесла невосполнимый урон республике. Ущерб состоял в том, что пушнина из Гижиги, Олы, Сеймчана и Удского края “попала не в те руки”, а до революции якутские купцы и промышленники распространили свою торговую деятельность по всему северо-востоку Азии и на юге до р. Амура и о. Сахалина. Сивцев сетовал также на то, что якуты насильно вытесняются из Охотского побережья, а до революции их руками “обслуживались все местные нужды”. Охотское побережье, по его мнению, имело для Якутии такое же значение, как побережье Черного моря для Украины23. Поэтому он предложил присоединить Охотскую зону к Якутской АССР; вернуть отнятые у якутов жилища и земельные участки; привлечь тунгусов, якутов, коряков и камчадалов к управлению рыбными промыслами; освободить всех необоснованно арестованных аборигенов, открыть национальные школы; создать историко-краеведческий музей и т.д.24.

Партийно-советское руководство во главе с М.К.Аммосовым, И.Н.Бараховым, С.В.Васильевым в “Генеральном плане реконструкции народного хозяйства Якутской АССР” изложило проект установления транспортной связи с Приморским краем через выход к Охотскому морю. В годы сталинских репрессий 1937—1938 гг. органы НКВД использовали это в качестве предлога для предъявления чудовищных обвинений авторам “Генерального плана”. Их обвинили в попытке отторжения Якутии из состава СССР и вхождения ее под протекторат Японии25. Такими жестокими методами командно-административная система вытравливала из сознания народа общественно-политические идеи “выхода к морю”. Эта политика изоляции свидетельствовала о стремлении правящего режима установить прочный” железный занавес” и отрезать народы Якутии от всяческих контактов с зарубежными странами. В результате ЯАССР постепенно стала захолустной провинциальной окраиной.

В мае 1925 г. в ходе мирных переговоров между М.К.Артемьевым и И.Я.Стродом, Р.Ф.Кулаковским обе стороны сумели найти общий язык. М.К.Артемьев убедился в том, что во главе Якутской АССР стоят не те коммунисты, которые проводили политику террора; в республике осуществляется национальное возрождение и вопрос о присоединении Тунгусии к ЯАССР находится на стадии обсуждения26. В результате успешных переговоров 9 мая было заключено мирное соглашение и отряд М.К.Артемьева “единогласно решил сложить оружие”. 18 июля отряд П.Карамзина в местности Медвежья голова, находящемся в 50 км. от Охотска, присоединился к мирной сдаче27. Всего сложили оружие 484 повстанца из отряда М.К.Артемьева и 35 мятежников группы П.Карамзина. Из числа артемьевцев якутов было 315 (63,8%), тунгусов - 85 (17,8%), русских — 46 (9,8%), камчадалов — 1" (4,3%), 3 татарина, 2 поляка, 1 кореец и 14 лиц неизвестной национальности2”.

22 июня 1925 г. на четвертой областной партийной конференции в г. Якутске П.А.Ойунский привел такие данные: на проезд и для восстановления хозяйства рядовым повстанцам выдавалось от 15 до 60 руб. золотом, в отдельных случаях — 100— 200 руб., а самому М.К.Артемьеву — 1000 руб. Тунгусские повстанческие части были влиты в состав амгино-нельканских войск под командованием И.Я.Строда. Все материальные убытки, причиненные на территории боевых действий, возмещались Якутской АССР. М.К.Артемьева назначили особо уполномоченным по Охотско-Нельканскому району. Тунгусам выдали берданы с патронами29.

10 августа в г. Охотске открылся съезд тунгусов Охотского побережья, на котором присутствовали представители 21 тунгусского рода и трех якутских районов. Они приняли постановление о торговле, охотничьем и рыбном промыслах, здравоохранении, народном образовании. Было обращено особое внимание на организацию родовых Советов30.

25 августа 1925 г. “Главное Тунгусское Национальное Управление” посредством акта выразило пожелание о том, чтобы национальное самоопределение тунгусского народа было закреплено решениями, вынесенными ВЦИКом СССР, Советом Национальностей Верховного Совета СССР и ЦИКом РСФСР. Принятие такого постановления позволило бы прекратить дробление единого тунгусского этноса между различными административными образованиями, такими, как Якутская АССР, Приморская и Камчатская области. Свое раздробленное состояние они рассматривали как “продукт монархической политики”. Основной целью участников движения являлось объединение тунгусского народа и вхождение его в качестве самостоятельной национальной единицы в состав автономной Якутии31.

“Выхода к морю” добивались также и отдельные представители интеллигенции. Например, известный общественный и культурный деятель, друг М.Горького А.А.Семенов во Владивостоке настойчиво просил через редакцию газеты “Красное Знамя” помочь молодой автономной Якутии пробить путь к Тихому океану. В результате этих попыток в 1936 г. из г. Хабаровска в порт Аян, находившийся на побережье Охотского моря, выехала экспедиция во главе с инженером, доцентом Иркутского государственного университета И.Ф.Молодых для обследования основных дорожных путей к морю32. Отсюда видно, что эта проблема находила отзыв у приморцев.

Однако центр, и особенно органы ОГПУ-НКВД, не разделяли подобных взглядов и постоянно подозревали якутов в “японофильстве”. В 1925 г. М.К.Аммосов с тревогой сообщал в Якутск своим друзьям, что “в недрах ЦК (Сталин и другие) относятся крайне недоверчиво к нам, относя нас к категории коммунистов, перерождающихся в буржуазных революционеров”33. Об этом же говорил Ф.Г.Сивцев: “Крамола — не достояние населения, а ее создают нездоровые методы, излишняя подозрительность, партийная недоразвитость и национальная невоспитанность”34.

Таким образом, партийно-советское руководство Якутии во главе с М.К.Аммосовым, И.Н.Бараховым, С.В.Васильевым, П.А.Ойунским стремилось разрешать возникшие национальные конфликты мирными средствами и с учетом региональных особенностей. Но уже в период НЭПа резко начинает возрастать роль центра, который пытался навязать свою политику в национальных окраинах. Сталинская номенклатура с конца 20-х годов окончательно избрала универсальный метод решения нарождающихся противоречий внутри федерации, основанной на национально-территориальном принципе. Это видно уже на примере кровавого подавления движения конфедералистов в 1927—1928 гг., когда массовым репрессиям подверглись интеллигенция и партийно-советское руководство. После выхода в свет Постановления ЦК ВКП(б) “О положении в Якутской организации ВКП(б)” от 8 августа 1928 г. стало невозможным на долгие десятилетия даже упоминать о каком-либо выходе к Охотскому морю. Малейшие попытки поднять эту проблему расценивались жестко, а именно как “буржуазно-националистические” поползновения.

Примечания

1. Пестерев В.И. Исторические миниатюры о Якутии. — Якутск, 1993. — С. 102— 103.

2. Антонов Е.П. Тунгусское восстание: ошибок можно было избежать.. .//Илин. — 1995. - С. 94.

3. Гоголев З.В. Разгром антисоветских восстаний в 1924-1925 и 1927—1928 гг. // Научные сообщения. Вып. 6. — Якутск, 1961. — С. 25; Пестерев В.И. Указ. соч. — С. 105; Антонов Е.П. Указ. соч. — С. 94.

4. Гоголев З.В. Указ. соч. — С. 25; Антонов Е.П. Указ. соч. — С. 94—95.

5. Пестерев В.И. Указ. соч. — С. 105;

6. Мунтян М.А. Национализм в эпоху постиндустриализма: попытка нового прочтения.//Кентавр. — 1994. №]. — С. 15.

7. Гоголев З.В. Указ. соч. — С. 25; Пестерев В.И. Указ. соч. — С. 106.

8. Антонов Е.П. Указ. соч. — С. 94.

9. НА РС(Я), ф. 459, оп. 1, д. 81, л. 1-2; д. 154, л. 1.

10. Пестерев В.И. Указ. соч. — С. 106.

11. Там же. - С. 107.

12. Пестерев В.И. Указ.соч. - С. 107; Гоголев З.В. Указ. соч. — с. 25.

13. Пестерев В.И. Указ. соч. — С. 107.

14. Антонов Е.П. Указ. соч. — С. 95.

15. Гоголев З.В. Указ. соч. — С. 26.

16. НА РС(Я), ф. 459, оп. 1, д. 72, л. 2.

17. Пестерев В.И. Указ. соч. — С. 108.

18. Гоголев З.В. Указ. соч. — С. 26; Антонов Е.П. Указ. соч. — С. 25.

19. Там же.

20. Пестерев В.И. Указ. соч. — С. 109; Гоголев З.В. Указ. соч. — С. 26.

21. Там же.

22. Башарин Т.П. Общественно-политическая обстановка в Якутии в 1921—1925 гг. - Якутск, 1996. - С. 267.

23. Там же. — С. 268; Багдарыын Сулбэ. Вечная память им! — Якутск, 1995. — С. 144-146, 151.

24. Там же. — С. 149.

25. Аргунов И.А. Социальная сфера образа жизни в Якутской ЯАССР.Якутск, 1988. - С. 68.

26. Антонов Е.П. Указ. соч. — С. 96.

27. Пестерев В.И. Указ. соч. — С. 109; Башарин Г.П. Указ. соч. — С. 268.

28. Там же.

29. Гоголев З.В. Указ. соч. - С. 27-28.

30. Там же.

31. ПФА АН (Санкт-Петербургский филиал архива Академии наук), ф. 47, оп. 1, д. 142, л. 7.

32. Якутские друзья А.М.Горького (сост. Тимшин А. Т., Дистлер И.В.). — Якутск, 1988 г.-С. 117.

33. Алексеев Е.Е. Признаю виновным... Служба безопасности РС(Я). Исторический очерк. — М., 1996г. - С. 27.

34. Багдарыын Сулбэ. Нврувн нвргуй буолуохтун! — Дьокуускай, 1995с. — С. 143.


Егор Петрович Антонов, кандидат исторических наук.